Llirdu
серебряные дрозды
Ах. а я такой злой и грязный, неумеха и в чем время для меня пчоти потеряно- мне нравятся старшие, но я завидую тем, для кого возраст позволяет еще насмешки. Каждый из нас запросто можт стать Богом- говоришь, усматривая в принятом знаке чуть ли не оскорбление.
А там большое чудовище на вершине горы.

Как странно теряться сантиметры роста просто из-за того, что зоркость сердца такая жа, как расстояние между глаз и мы плачем от тех вещей, в которыых нет для этого даже смысла, но улица не требует от меня ничего толкового.

Странное чувство пребывает оттого, чтоскоро придет весна. Мне немного нужно бы выбрать планов, но Мужчина во мне выбирает пути легче, чем та природа. которая от меня ничего не требует.
В ранге тех же различий стоит только " ". И ставит мне в степень отношения max и что в имени тебе моем - alex. Ах, нет. Если бы я и позволил себя называть всякому, то уж явно не так. Я теперь свои ворота вижу даже иначе, но их и видеть мне не положено.

На вечер запланирован "Титаник", я ставлю лишнюю градацию между двумя словами и степенями женственности, мне сложно отзывать чужую скуку с тем чувством, от которого полубред непроснувшийся. Режим раз и на всегда это не успокоение, а педусмотрительная возможность мозга. огда владеешь мастерством, в пору не думать о сохранении веса, или не о полной переделке- я понимаю, что портит нас только полное отключение мыслительной дейтельности даже на этапе подготовки.

Портереты чудовищ становятся яснее- яуспею проглотить за эти дни сотню книг, как только расправлюсь с обязательным актом действа.