серебряные дрозды
наши боги играют вслух-
кости брошены и вытерты сухо
напряжение тонких рук-
точки- первая оплеуха

по белым плечам и ба-едрам ног
ты мягок, как хлеб и себя испек

сам
там
срам
подобен богу или богам
хлам
я верну тебя в печь
отдам
тебя. сир Адам.
чтобы сберечь
тебя,
сиречь
дня.

я люблю листья-я
это кто-то играет в нас
придумает лица на интерес;
он меня смял
плоский кораблик- наст
из под снега - бес
скачет и голый весь,

будто холодным
бешеным песком
на выбор модным
брошенный ком
в том

многозначительность­ жалких; тесто
ты давно бережешь мне место

меня больше, чем вас в вине-купоросе
ты твердишь: словоблудие ныне в спросе.

я вникаю- мы связаны тростью
ниток,
что тянут сток
моток
себя ниже
ближе
книжек
мы сорваны костью

в которой сухости
боги играют нас
сорванны глупостью
белый час

на счастье лапах кроличьих
обрезать шерстинку
ты был более чем
готов на серпантин. ку-
ловлю тебя ниже
нежнее, перед самым пологом
трав
ты прав
ближе
снова горн
тише

таинство
разнообразных-
мне судить
маркерство
на разобранных
будем пить

мир креста
я люблю тебя,
Красота.

нас вяжут пяльцами
между пальцами
твоей и моей руки
имена вниз. ки
соломенной жестокостью
мимо строк
сферной плоскостью

ты- мой бог.

:c:

@темы: а должно было быть про печень